От 0.5 до 9 месяцев. Изменения

Нашу дочь зовут Варя. Когда-нибудь я напишу, почему мы выбрали это имя, а пока мне надоело конспирироваться и прятаться за безличными названиями.

На днях, в очередной раз восторгаясь Вариными новыми навыками, мы поняли, что уже не помним, какого это было, когда она еще не умела ползать и вставать. Это странно, ей только 9 месяцев, причем самостоятельно перемещаться она научилась от силы месяца два назад. Но мы уже так к этому привыкли, что задались вопросом: «Неужели мы еще совсем недавно весь день носили ее на руках?». Ощущения сравнимы со школьными, когда ты сильно вовлечен в перипетии отношений со сверстниками, проблемы с учебой, родителями, и для того чтобы в мае вспомнить все, что происходило в первой и второй четверти, приходится сильно напрягаться. А Варя по сути прожила свой первый «учебный год». И хочется, по возможности, восстановить хронологию самых значимых изменений, произошедших за это время. К счастью, о части из них я писал маме в WhatsApp, плюс практически у любого современного родителя телефон ломится от бесчисленных фотографий и видео. Буду опираться на эти источники по необходимости. Итак, давайте окунемся в небольшой омут памяти.

Мы приехали домой из больницы 30 ноября и очень радовались этому событию. Силы были практически на исходе, мы с Кирой не появлялись дома 15 дней. Первые пару недель со сном было туговато, потому что Кира сцеживалась каждые 3-4 часа, а дочь кормили из бутылочки. Где-то через неделю после нашего возвращения мы освоили слинг. Это было здорово, дочь вырубалась в нем мгновенно. Мы много пользовались им дома, помню, как я вышагивал круги по кухне ночью со спящей дочерью с планшетом в руке и смотрел в наушниках какой-то сериал, давая тем самым поспать Кире. Несмотря на то, что дома все давалось нам значительно легче и приятнее, поначалу жизнь шла в режиме «доживём до понедельника». Мы ставили себе короткие реалистичные цели: дожить до прихода консультанта по грудному вскармливанию, до Вариного первого месяца, до нового года и т.п. Вообще первые несколько месяцев — это безостановочный поиск баланса сил и внимание к двум главным ценностям: сон и еда. Мое положение с едой было заметно лучше, потому что меня на работе кормят, зато Кира могла спать вместе с младенцем в течение дня. На том и держались.

К концу декабря Варя стала распознавать людей. «Если поднести ее к зеркалу, она замолкает и смотрит на себя какое-то время, а если унести, задирает голову и смотрит на тебя», — писал я маме 25.12. Удивительно, конечно, как много любви и теплоты в этих моментах, когда ты замечаешь особенности поведения или проявления характера маленького человеческого детёныша. В начале января мы втроем поехали на целый день довольно далеко. Варя познакомилась со всеми местными двоюродными братьями-сестрами и впервые оказалась на море. Кира попыталась окунуть её ножку в воду, но ответом был плач и сильный испуг. Видимо, дитя людей, рожденных в Северной Пальмире, не считает нормой купание в январе. К двум месяцам дочь научилась держать голову, и носить ее на руках стало заметно удобнее.

В феврале Варя перестала засыпать в слинге, и начала с большим интересом изучать окружающий мир. Примерно тогда же произошло самое милое и важное для всех молодых родителей изменение: появилась осознанная улыбка. У меня не сохранилось какого-то упоминания о том, когда и как именно это произошло, но к середине февраля отсутствие «утренних улыбочек» уже было важным сигналом о том, что с Варей что-то не так. А к концу февраля дочь уже вполне осознанно переворачивалась на живот. К этому времени мы осмелели и стали планировать две мартовские поездки: одна — это моя спонтанная командировка в Штаты на неделю, вторая — вывоз всей семьи в Болгарию на горнолыжный курорт. Мой полет в Америку не очень интересен, нужно было только, чтобы всю эту неделю кто-то помогал Кире, и я пригласил в гости свою тетю из России. А вот первая вылазка в Европу с ребенком, которому еще не исполнилось 4 месяца, — это был настоящий манифест о том, что мы можем вписать дочь в нашу жизнь, не застревая на несколько лет в пеленках и памперсах. Я потом подробнее напишу о путешествиях с младенцами, это может быть очень даже прикольно и совсем не так сложно, как кажется. В итоге, покатавшись весь март по разным заграницам, я вернулся домой, застав последний день пребывания в Израиле моей тети. Вот, что я писал маме 31 марта в ответ на вопрос, как там мои дамочки: «Одна варит кашу, другая чистит миндаль, третья грызет руку». Идиллия, не иначе.

В начале апреля у Вари стали видны два плотных бугорка под верхней десной. С тех пор каждый ее продолжительный плач мы списывали на то, что у нее, видимо, режутся зубы. Не тут-то было, сначала вылезли нижние, причем оба одновременно и только через два с половиной месяца. А первый верхний зуб прорезался окончательно всего две недели назад. Вы, наверно, скажете, что наличие зубов не навык, но это до тех пор, пока вас не будет время от времени покусывать растущий младенец. Уверяю вас, есть или нет зубы — огромная разница.

К Вариному полугодию мы начали давать ей еду, преимущественно огурцы и виноград. Сейчас мы уже знаем, как правильно организовывать прикорм, я обязательно напишу об этом позже, но к концу весны мы использовали еду, в основном, чтобы дочь занять. Ее уже можно было класть куда-нибудь на довольно продолжительное время, если она видит родителя и держит в руке что-нибудь интересное. К июню Варе надоело валяться без дела, и она поползла на четвереньках. Сейчас это скоростной спринт через всю квартиру, но в начале лета она напоминала гусеницу: привставала на руках и плашмя падала чуть ближе к цели. Одна из вещей, которая меня восхищает в младенцах — это их упорство и целеустремленность. Дальше оставалось только оттачивать мастерство.

Наконец, последний месяц принес еще несколько важных изменений. Варя научилась вставать у опоры, перемещаться вдоль нее приставным шагом и даже залезать на не слишком высокие препятствия. Кира учит ее краю и правильно слезать на пол, она говорит, что иногда это получается. Я верю, но сам не часто заставал дочь за этим занятием. На текущий момент Варя вполне может провести какое-то время самостоятельно, давая тебе отдохнуть или заняться делами. Если чувствует себя хорошо, то даже иногда сама уползает в другую комнату, правда ты должен издавать какие-нибудь звуки, чтобы она чувствовала твое присутствие. В общем, процесс идет, он удивителен и прекрасен, а мы не устаем за этим наблюдать.

От 0.5 до 9 месяцев. Изменения: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s