Кто на кого похож

Практически с момента рождения дочери, все, кто видит нас вместе, в один голос говорят: «Как же она похожа на папу!». А я, сколько ни смотрел на нее и на нас вместе, совсем этого не видел. Есть объективные признаки, на которые я согласился сразу: форма ушей у нас с Кирой совсем разная, и дочке явно досталась моя. Но в остальном — непонятно, на какой уровень абстракции нужно выйти, чтобы увидеть в младенце черты бородатого мужика.

Первое время я вообще думал, что это какой-то социальный механизм, с которым я доселе не был знаком. Мол, мама рожала и никто не сомневается, что дочь её, а с отцами в нашем безумном мире уверенности поменьше, вот «общество» и пытается таким образом успокоить новоиспеченного папашу. Но это должно было быть какое-то очень мощное негласное правило, раз все, кого мы встречали, говорили в один голос о нашем сходстве. Причем некоторые Кирины знакомые, которые никогда меня не видели, тоже спрашивали ее: «А девочка-то в папу небось?». Кира даже какое-то время обижалась, а потом придумала смешную теорию, что мое лицо просто больше похоже на младенческое, и расслабилась. Но через несколько месяцев она вдруг увидела ЭТО. Мы все втроем стояли перед зеркалом в душе, готовясь ко сну, вдруг Кира кричит: «Я поняла! Смотри, это ж очевидно, как я раньше не замечала, она очень на тебя похожа! Прям вылитая ты». Я склонен верить своей жене, не думаю, что она прогнулась под общественное мнение, но сколько я ни смотрел туда, куда она показывала, на меня в ответ смотрели бородатый я и сияющий младенец с одинаковой разве что формой ушей, и то если очень приглядеться.

И вот, наконец, случилось прозрение! На днях я сидел в парикмахерской, около часа внимательно наблюдая за своим отражением. С головы падали состриженные волосы, прическа менялась на ходу, и мне удалось вычленить то незыблемое, что есть в моем лице при любой из них. Убрав всё внешнее «наносное», осталась база, от которой строится образ, мимика, выражение лица. И в этой базе я узнал свою дочь, мы действительно похожи, подтверждаю. К сожалению, этот эффект продлился недолго, уже на следующий день я не увидел в зеркале того сходства, даже когда держал дочь на руках. Но теперь я верю, что это правда, и понимаю причину того, что мешает мне ее увидеть. Проблема в том, и это может показаться странным, что я не знаю точно, как я выгляжу. Уверен, я не один такой, и, разумеется, я узнаю себя и в зеркале, и на фотографиях, но сказать заранее, как именно я выгляжу перед тем, как взглянуть на отражение, я не могу. Поэтому, когда я пытаюсь найти в дочери какие-то свои черты, я, на самом деле, не знаю, что искать. Стоя с дочерью перед зеркалом, я вижу два разных лица и не могу отделаться от непонимания, что именно я должен увидеть общего. Но в тот вечер, когда сквозь собственный меняющийся облик проступило неуловимое воспоминание о лице дочери, я был счастлив. Пожалуй, не буду откладывать следующий сеанс и запишусь в парикмахерскую поскорее.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s